Увлечение орхидеями

Орхидеи — наиболее очаровательно разнообразные и красивые цветы, их насчитывается около 20 000 видов, причем каждый год открывают новые. Они настолько отличаются друг от друга, что на первый взгляд трудно поверить, что перед вами родственные растения. Некоторые большие, эффектные, тогда как другие микроскопичны; некоторые изящно окрашены, расцветка других столь вызывающая, что невольно сравниваешь их с тропическими птицами или животными; некоторые имеют простые ясные формы, другие очень сложны и модифицированы. Природа как бы изобрела основной орхидный мотив, а затем, подобно музыканту, разработала всевозможные его вариации. И действительно, воображение природы значительно превзошло возможности человеческого воображения.

Вырастите одно-два растения, и вы попадете под влияние их чар. Считайте это волшебством, или просто шуткой, но среди орхидееводов распространено мнение, что никто не сможет остановиться лишь на нескольких растениях. Эти растения приносят глубокое удовлетворение. Не только их цветение вознаграждает растениевода; наслаждение приносит и наблюдение за образованием нового роста и корней и то, что растение, образовавшее в прошлом году только один рост, в этом году дало два роста, обещая удвоить количество цветов. За исключением немногих, цветущих один-два дня, цветы орхидей держатся недели, а то и месяцы. Знакомая орхидея — бутоньерка Каттлея, остается свежей 2-6 недель, а Фаленопсис от 2 до 5 месяцев.

Растениеводы, которые сегодня отправляются в мир орхидей, — счастливые люди. Они не подвергаются тем испытаниям и невзгодам, сопутствовавшим выращиванию орхидей в ранние годы; перед ними даже не возникают те проблемы, с которыми сталкивались те, кто начинал 15-20 лет назад. Растения сейчас легко доступны и сравнительно недороги, методы выращивания лучше разработаны, оборудование и материалы приспособлены к нуждам растениевода мелкого масштаба. Конечно, проблемы еще остаются, но каждый, кто разводит цветы в качестве хобби, должен понимать, что растения не машины, и для успешного выращивания требуются тщательное изучение их потребностей, вдумчивый уход и хорошая доля здравого смысла. Вы можете прочитать, что орхидеи выращиваются так же легко, как африканские фиалки. Это действительно так, но это не означает, что их надо выращивать как африканские фиалки. Так же как и африканские фиалки, не следует выращивать как кактусы. Орхидеи же занимают промежуточное место. Для того чтобы понять, в какой счастливой ситуации вы находитесь, вы должны немного ознакомиться с феноменальной историей выращивания орхидей. В конце 1700-х — начале 1800-х годов были отправлены многочисленные экспедиции для исследования Центральной Америки. Мириады растений интересовали садовников и ботаников, нетерпеливо разыскивавших новые формы и разновидности. Среди них было много орхидей. Европейцы знали свои местные орхидеи, но они были поражены огромным количеством и разнообразием орхидей, доставляемых из тропиков. Происходило своего рода садовое и научное помешательство, открывались все новые и новые разновидности. На экспедиции затрачивались большие деньги, коллекционеры испытывали тяжелые лишения, даже рисковали жизнью, чтобы получить драгоценные растения. Обследование долин, речных каньонов, джунглей и высокогорных районов проходило в условиях острой конкуренции. Коллекционеры были весьма ревнивы к своим находкам, часто держали места произрастания в секрете, фальсифицируя свои сообщения. Так иногда получалось, что места произрастания некоторых разновидностей орхидей терялись на годы, пока их снова не открывали более поздние коллекционеры.

Перед ботаниками, занимавшимися изучением и классификацией орхидей стояла монументальная задача, так как орхидеи западного полушария не вписывалась в известные роды. Особенность орхидей в том, что растения, внешне сильно отличающиеся, могут принадлежать одному род, в то время как внешне схожие растения не обязательно близки. Ботаники и сегодня продолжают попытки выявления родственных связей. Задача усложнилась, так как орхидеи найдены и в Азии, и в Африке, и в Австралии, и в Океании.

Люди, впервые пытавшиеся выращивать эти растения, сталкивались со многими трудностями. Они обнаружили, что эти растения нельзя просто сажать в горшок с обычной почвой. Не удавалось вырастить их из семян обычным способом. Эти проблемы множились, благодаря тому обстоятельству, что орхидеи прибывали из районов, весьма разнообразных по климатическим и температурным условиям. Некоторые росли у водопадов, постоянно орошаемые брызгами и водяной пылью, тогда как другие происходили из мест, открытых иссушающему солнцу. Некоторые обитали на небольшой высоте, в тепле, другие у вершин гор, с прохладными днями и ночами. Некоторые росли на ветвях деревьев, другие на земле на лугах и прогалинах. С высот нашего знания об этих растениях остается лишь удивляться, как хотя бы некоторые из них могли выжить при этих первых попытках культивирования. Однако, растениеводы, попытки которых увенчались успехом, совершили ту же ошибку, что коллекционеры — ревниво оберегали свои секреты. Богатые люди, которые могли себе позволить традиционную оранжерею, нанимали для ухода растениеводов. Завеса секретности над выращиванием орхидей держалась вплоть до двадцатого столетия, если не считать того, что иногда случайный любитель, готовый учиться методом проб и ошибок, пробивался сквозь него. Было столь распространено поверье, что только посвященные могут выращивать орхидеи, что большинство новичков сдавались сразу после первой неудачи, а другие вообще боялись даже попробовать, — такими ничтожными казались шансы на успех.

Коммерческое выращивание орхидей начало резко расширяться между 1900 и 1920 годом, в то же время начало возрастать количество терпеливых любителей. Это оказывало большое давление на поставщиков диких растений. Если кто-то не мог получать деленки от уже культивируемого растения, оставался обычный путь получения новых растений — импорт. Главная причина этого заключена в том, что нельзя было выращивать орхидеи из семян. Хотя семенной стручок содержал около миллиона семян, и хотя растениеводы научились производить гибридные скрещивания, попытки проращивать семена часто заканчивались полной неудачей, либо давали лишь небольшое количество сеянцев. Безжалостный сбор диких растений, особенно Каттлей, ставил под угрозу их существование в определенных районах, что приводило иногда к запрету их экспорта.

Революцию в выращивании орхидей произвело открытие профессора Корнельского Университета Леви Кнудсона в 1922 году. Он экспериментировал с проращивание и различных семян, в том числе орхидных. Он обнаружил, что семена орхидей охотно прорастают в стеклянной колбе на агаровом желе, к которому добавлены питательные химические вещества и сахар. Эта среда очень похожа на питательную среду для выращивания бактериальных культур. Семена орхидей крошечные, — как мелкая пыль; они содержат мало, или не содержат вообще, питательных веществ для развития зародыша. Наличие питательных компонентов и сахара позволяет эмбриону развиваться. Открытие доктора Кнудсона означало, что из одного стручка можно получить тысячи сеянцев вместо пятнадцати или двадцати. Это открыло для любителей орхидей новый мир возможностей. Они не только избавлялись от необходимости дорогостоящего импорта растений, но и получали широкие возможности для гибридизации. Собирание диких орхидей продолжается и сейчас, но уже только для получения необычных разновидностей, называемых «коллекционные орхидеи», а также для обнаружения новых видов. Любители часто охотятся за орхидеями во время отпуска, — ради удовольствия видеть дикие орхидеи и доставить домой растения, собранные собственноручно. Собираетесь вы коллекционировать орхидеи, или нет, но вы можете получить удовольствие от выращивания некоторых видов, доставленных прямо из джунглей.

Как и все революции, революция в проращивании семян орхидей прошла период взрыва, который привел и к чудесным результатам, и к ряду ошибок. Одна из ошибок, на которую мы теперь смотрим с юмором, заключалась в попытках некоторых коммерческих растениеводов содержать и это открытие в секрете, чтобы иметь монополию на орхидный бизнес. Результаты таких научных открытий равно доступны для всех; в скором времени растениеводы-любители и коммерсанты, повсеместно стали испытывать новый метод. Как только любители появились на сцене, особенно тот тип американского любителя, который испытывает все на свете и настойчиво добивается успеха, о секрете не могло быть и речи.

Растениеводы постоянно скрещивали первые попавшиеся ор­хидеи, чтобы посмотреть, какие получатся результаты. В наивном предположении, что любое скрещивание может воспринять лучшие качества обоих родителей, выращивались миллионы сеянцев. Затем стала проявляться истина — не все скрещивания были хорошими; часто все сеянцы, или большая их часть оказывались плохого качества. Иногда в таких скрещиваниях случайно появлялись хорошие вещи; многие из этих старых гибридов оказались совершенно бесперспективными для дальнейшей гибридизации. Хотя много времени затрачивалось на сеянцы, которые потом приходилось выбрасывать, растениеводы а также любители, покупающие сеянцы, многому научились.

Вдумчивые растениеводы стали более внимательно изучать эти проблемы. Они поняли, например, что мелкий цветок, скрещенный с другим, столь же мелким, может дать хорошее потомство, но, при скрещивании с другим цветком, это может не произойти. Некоторые цветы способны передавать свои лучшие качества по наследству, тогда как другие не способны. Возможно, наиболее значительная информация, полученная в период взрыва — то, что не только близкие виды свободно скрещиваются между собой, но даже и близкие роды. Селекционеры до сих пор осваивают выте­кающие из этого возможности. Мы не можем сказать,  что гибридизация орхидей полностью разработана даже сейчас;  однако, сейчас шансы получения хороших растений из сеянцев гораздо выше, чем это было раньше. Сейчас, при исследовании возможностей новых гибридов, растениеводы проводят новые скрещивания с полным знанием того, что можно ожидать в результате, еще до оценки стоимости сеянцев. И покупатели, приобретая сеянцы, также знают, что может из них получиться.

По мере увеличения количества любителей, возникающая потребность в небольших, недорогих сборных оранжереях, была воспринята тепличными фабриками, так что стало возможным приобретение оранжереи, всех форм и размеров по умеренной цене. Многие любители, умеющие обращаться с инструментами, сами построили оранжереи. Сейчас имеется в продаже полный набор оборудования для мелкомасштабного растениевода, так же как и готовые удобрительные смеси, инсектициды, специальные материалы для субстрата.

Что же такое орхидеи, вызвавшие такое возбуждение? Эти растения расположены выше всех в своей эволюционной линии, превосходя лилии и ирисы. Они растут в диком виде по всему свету, за исключением районов вечных снегов и палящих пустынь. Вы, вероятно, знакомы с Калипсо и башмачками — наиболее эффектными  североамериканскими орхидеями. Однако, тропические орхидеи растут в величайшем изобилии; именно тропические орхидеи собираются для оранжерейных коллекций и являются прародителями современных гибридов.

Среди наиболее часто встречающихся растений — широко применяемые для бутоньерок Каттлеи, чьи эффектные цветы с броской губой бывают белыми, лавандовыми, розовыми, желтыми, бронзовыми и зелеными; Цимбидиумы, более скромные, чем Каттлеи, но с широкой цветовой гаммой; Фаленопсисы с округлыми розовыми или белыми цветами ясной красоты; Циприпедиумы, восковые дамские туфельки, которые могут быть изысканно красивыми, или похожими на рептилию. Другие упоминаются реже, но тоже являются отрадой растениеводов: Дендробиумы, Эпидендрумы, Онцидиумы Одонтоглоссумы, Ванды; все они дают кисти очаровательных ярко окрашенных цветов различных размеров и очертаний.

Многие орхидеи обитают в дождливых тропических лесах, на высоте от 3000 до 6000 футов. Среди них Каттлеи, Эпидендрумы, Онцидиумы и Одонтоглоссумы. В этих джунглях растительность плотная и борьба за свет почти беспощадна. Растения располагаются столь плотно, что джунгли представляют собой лес над лесом. Гигантские папоротники и другие растения полностью закрывают грунт. Растения, требующие больше света, чем они могли бы получить на грунте, изобретают различные способы подняться выше растений, покрывающих грунт. Лоза взбирается по стволу дерева и образует запутанную сеть среди ветвей. Некоторые деревья, сеянцы которых погибли бы на грунте, рассылают семена на ветви других деревьев, где они прорастают, а когда сеянец разовьется, он спускает корни вниз, к грунту, при этом иногда душит растение, давшее ему опору. Свето и воздухолюбивые орхидеи давным-давно вымерли бы, если бы не нашли способ жить над удушающей массой нижних растений.

Верх леса представляет собой воздушный сад. Орхидеи и некоторые другие растения научились прикрепляться к деревьям. Иногда этот груз может оказаться столь тяжелым, что ветвь обламывается. Растения, живущие на других растениях, называются эпифитами. «Эпи» означает «над», или «на», а «фит» означает «растение». Эпифиты не получают питания от растений, на которых живут, — они не являются паразитами. Они просто растут там, где могут найти опору и гумусовые материалы, образованные мертвыми листьями и жуками. Кроме лесов орхидеи могут быть найдены на соломенных крышах (особенно часто их помещают туда местные жители), каменных стенах, упавших бревнах, скалистых утесах.

Эпифиты рационально приспособили свою структуру к своим потребностям в воздухе. Так как они при этом лишаются постоянной поставки воды, им приходится зависеть от улавливания дождей и росы; для этой цели их корни имеют губчатое покрытие; впитывающее влагу. Чтобы выдерживать периоды между дождями, они имеют толстые стебли и листья, наподобие стебля кактуса, для хранения запасов воды. Когда такое растение сажается в цветочный горшок, субстрат должен быть предельно пористым, чтобы воздух имел доступ к корням.

На одном и том же дереве могут жить многие разновидности орхидей. Те, что лучше переносят сухость и требуют больше света, живут у верхушки дерева и на открытых ветвях. Те, что хуже переносят сухость или требуют немного затенения, могут жить ниже, и, наконец, некоторые миниатюрные орхидеи могут находить себе приют среди корней и стеблей более крупных растений.

Кроме эпифитных, существуют орхидеи, живущие на грунте, не способные переносить засуху. Они растут в более открытых местах, на лугах, или на отмелях по берегам ручьев, где прогалины в растительности открывают доступ света к ним. Такие орхидеи называются наземными. Грунт, в котором они растут, всегда волокнистый, с гумусом, образованным гниющей древесиной, или толстыми черешками мертвых листьев, так что даже они, при выращивании в горшках, должны получать рыхлый, хорошо дренированный компост.

Большинство любителей начинают свои коллекции с нескольких Каттлей, добавляя, по мере своего развития, другие разновидности. Каждая разновидность имеет свое собственное время цветения, так что даже маленькая коллекция способна образовывать сад непрерывного цветения, Мы рекомендуем начинать с взрослых растений, — безразлично, видов или гибридов. Вначале бывает неприятно ожидать цветения несколько лет, поэтому неплохо обзавестись растениями, которые зацветут скоро. Кроме того, взрослые растения легче выносят перемену условий, а также ошибки, которые вы будете совершать, обучаясь уходу за ними. Выращивая взрослые растения, вы изучите привычки данной разновидности, как она образует рост и корни, как развиваются цветы и т.д.

После того, как вы пройдете этот курс обучения, вы будете готовы попробовать немного сеянцев — несколько молодых, только что из колбы, — или же двух-трех летних.

Крошечные сеянцы только что извлеченные из колбы, очень нежны, и так малы, что в одну плошку или маленький ящичек помещается 25-30 штук. В следующем году они растут медленно, некоторые могут погибнуть. Они нуждаются в затенении и очень влажном содержании. За третий и четвертый год своей жизни они перемещаются из маленьких горшочков в довольно крупные, становятся крепкими растениями и требуют больше света.

Стоимость сеянцев зависит от их возраста. Колба, содержащая сотню сеянцев, стоит от пятнадцати до двадцати пяти долларов — несколько центов за растение. Сеянец в общей плошке — от семидесяти пяти центов до полутора долларов, более крупные сеянцы от двух долларов и выше. Сеянцы, близкие к цветению, часто так не дороги, как зрелые растения, а так как их качество еще не может быть известно, мы охотнее покупаем за те же деньги несколько более молодых сеянцев. Не каждое растение в одном скрещивании имеет одинаковое качество, поэтому, при покупке нескольких сеянцев, шансы на получение хорошего сеянца увеличиваются.

Беспокойство ожидания цветения нового гибрида, или любого нового растения в вашей коллекции, не поддается описа­нию. День да днем вы наблюдаете за ростом бутонов, пока в один прекрасный день не замечаете, что кончик бутона раскры­вается. За несколько часов сепалии и петалии раскрываются и губа начинает разворачиваться. Вы почти различаете движение лепестков. Цветок раскрывается в течение приблизительно двадцати четырех часов, но в это время он еще немного слаб и бледен. В течение последующих одних или двух суток колера интенсифицируются, цветок крепнет, его части раскрываются полностью и он достигает максимального совершенства.

Это одно из искуснейших творений природы, и вы можете наслаждаться им несколько дней или недель; оно будет возрождаться в последующие годы.

автор А.Нортон

Похожее:

,

Оставить комментарий

RSS Feed